Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

ведмедь

Третий тост

Вот вы, когда употребляете алкогольные напитки, за что пьёте третий тост? Когда как, правда ведь? А вот подводник, оказавшись в любой компании, обязательно пробормочет про себя на третьем тосте "За тех, кто в море", даже если тамада предлагает за молодых или родителей. Этот тост предполагает и пожелания удачи тем, кто сейчас в море, и почтение памяти тех, кто остался там навсегда.

А за всё мирное существование советского и российского военно-морских флотов, начиная с шестидесятых годов, "навсегда в море" осталось более восьмисот подводников.
О большинстве из них вы не знаете и не узнаете никогда: это американцы снимают о них художественные фильмы, воспевая их героизм, награждают их посмертно своими государственными наградами, признавая их подвиги, и даже с почестями хоронят их тела, от которых отказывается советское правительство.

Collapse )
ведмедь

Одна из миллионов

Тетка моей покойной матери. Из Белоруссии. 1923 года рождения. До войны работала пионервожатой в школе деревни Ветчин, Житковичского района. Немцы эту деревню сожгли.



В 1943 году, в 20 лет, пошла в армию, в школу снайперов. С августа 1944 года - на фронте.

Collapse )
UPD Вот что нашел о ней в книге Л.Виноградовой "Ангелы мщения. Женщины-снайперы Великой Отечественной". Как она погибла...

Впереди был город Яблонец – армии поставили задачу взять его, но немцы не собирались сдаваться без боя, воевали здесь и после 9 мая. Именно здесь, в Чехословакии, шли даже после 9 мая самые жестокие бои. В ночь с 25 на 26 апреля полк занял оборону в деревне Явор. Их подняли по тревоге ночью. В комнате, которую снайперам отвели при штабе полка на втором этаже дома, они спали одетые, сняли только гимнастерки. Через минуту они уже были у окон на первом этаже. Оказалось, что немцы прорвались рядом с ними на соседнем участке, который защищала штрафная рота, и часть оказалась в окружении. Какие-то солдаты залегли в окопах, снайперы выставили винтовки в окна и вскоре уже стреляли по пробегавшим очень близко немцам. Дальше произошло очень страшное: метрах в пятидесяти от дома показалась немецкая самоходка и Логинова, стоявшая у окна с Таней Маркеловой, увидела, как дуло медленно поворачивается в их сторону. «Сейчас стреляет, нам конец», – успела подумать Клава. Из самоходки высунулся немец, и Клава и Таня обе по нему выстрелили. Как он упал, они не видели, потому что самоходка выстрелила по ним.


Потом они узнали, что снаряд попал в стену. Их отшвырнуло взрывной волной, комната заполнилась пылью, вокруг сыпались кирпичи. Они не могли прийти в себя и почти ничего не слышали. Куда бежать, им показали прибежавшие в дом – за ними – знакомые ребята-разведчики. «Снайпера, мы окружены!» – крикнули они и потащили Клаву и Таню за руки из полуобрушенного дома. «А где Аня Матох?» – спохватилась Клава. «Вон, гляди!» – показала Таня. Тело Ани сидело у стенки, рядом лежала оторванная голова.


Клава и Таня побежали за разведчиками, из кустов по ним стреляли. «Прыгайте!» – крикнули солдаты: впереди был высокий забор. Как перепрыгнули, Клава не помнила – потом пыталась представить себе и не могла.


За этим забором они заняли оборону, и вскоре подошедшая другая часть их разблокировала. Разведчики их спасли, была уверена Клава. И, встретив их через несколько дней, подбежала и поблагодарила: «Ой, спасибо вам, ребята!»


Через несколько дней, когда 1-й Украинский фронт занял Яблонец, Клава возвращалась в Явор, в тот дом: искала Аню и свои вещи, которые так и остались на втором этаже, где ночевали девушки. Аниного тела в доме не было, и не удалось узнать, кто похоронил ее.